Приветствую Вас Гость | RSS
7Floor.MOY.su | Загрузить картинку | Друзья | Вакансии

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Мастерская фанфикшен » Онгоинги - Ориджинал » "Мой дорогой Автор" (Флафф, Философия, POV, Повседневность, Слэш, иногда юмор.)
"Мой дорогой Автор"
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:50 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
"Мой дорогой Автор"
Автор: Чибис Тёрнер
Бета: Az

Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м\м

Рейтинг: NC-17
Жанры: Флафф, Философия, POV, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Нецензурная лексика, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Миди, написано 32 страницы
Описание:
Я влюбился в тебя… В твою манеру слога, извилистость сюжета, в твою не сдержанность выражений, в твою аватарку, в конце концов! Ты такая… Ох! Ну и что, что ты старше меня, ну и что, что не веришь в любовь! Я достану тебя даже на том свете и, какой-то там Интернет, нам не помеха!
Вот так я полюбил авторшу, которая сливала свой бред на сайтик с третьесортными наборами букв… Но какая же у неё была аватарка!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено.
Примечания автора:
Что же... Рискнём?
Мои наброски к рассказику (надо же чем-то на уроках заниматься =^.^=)
Алексей и главный герой по совместительству – http://s007.radikal.ru/i300/1104/fc/e349cf83ea11.jpg
Айболит, секс дива, и просто Гера сия планеты - http://s49.radikal.ru/i123/1104/53/43f2348c627b.jpg
P.S. за своевольное размещение текста ещё прощу, а вот за посигательство на рисунки вырву ноги.
С любовью Я.

Вводное слово!
Знаете, я всегда думал, что красочная история должна начинаться с чего-нибудь таинственно-загадочно-пупер-аномального, но, кажется, что я круто ошибся с этим прогнозом, потому что моя история началась с кариеса моего десятилетнего племянника.
***
И так, Я! Ну, как бы… Я высокий сильный красавчик, который унаследует от своего папочки кучу денег, кило золотых кирпичиков и место под солнцем. Живу я в трёхкомнатной квартире, естественно, в Нью-Йорке, почему «естественно» не спрашиваете. Ах, да, живу-то я не один, а с девушкой-моделью, у которой большие голубые - не, не голубые, а зелёные! - глаза, природный блондинистый волос, кожа – бархат, оттенка светлой бронзы, и нормальный характер, а не как у этой дуры! Полное крем-брюле!
Не буду спрашивать вас, насколько вы наивны или долбануты об стенку, просто скажу, что с воображением у меня проблем нет, хоть особо я его закоулками и прелестями не блистаю. Вот и сейчас я не смог выдумать более извилистую легенду, чем о «золотом» мальчике. На самом же деле, я обычный парень из обычной школы, который мается обычными проблемами, увлекается обычными «кульными» вещами, имеет обычную страничку в контакте, жрёт обычную еду, спит на обычном диване и срёт, не поверите, по-обычному!
О себе обычном я так и могу рассказывать кучу времени, стоя напротив зеркала, подвешенного на внутренней стенке дверцы платяного шкафа, и пялясь на отражение, которое меня ничуть тогда не радовало. Последнее время из вот таких вот зеркал на меня глядел откровенный уёбок. Бессмысленный взгляд из под крашеной косой чёлки, которая, к слову, мне нравилась (в отличие от кругов под глазами), припухшая рожа, что года два назад была по мнению подавляющего большинства очень даже смазливой, шрам на нижней губе от вырванного пирсинга. При росте 176 сантиметров и весе в 75 килограмм, я имел жуткого оттенка кожу. Местами она была не просто желтоватой, а зелёной, что вынуждало меня пользоваться тональником. Нет, ну вы только представьте, если в вашем обществе мало того что появится зелёный человечек, так ещё и начнёт доказывать, что его не только не тошнит, но он ещё и коренным жителем этой планеты является. Логика, ты где? Это был крик Души - не иначе.
Я почесал ногу, борясь с вихрем мыслей в бедной моей черепной коробке, которая уже привычно разболелась. Ну, это же, естественно, не значит, что я обыкновенно помногу думал, просто, если в моей голове появлялась мысль, ей почему-то всегда становилось очень страшно и она отчаянно искала выход, в порывах спотыкаясь о все нервные окончания и влетая на полной скорости то в одну кость изнутри, то в другую. А теперь представьте, что в моей голове был ВИХРЬ мыслей, а значит она была уже не одна - их было две! И голова моя шальная болела в два раза больше, чем в обычную субботу, потому что сегодня мне нужно было вести этого засранца к стоматологу. А я так хотел выспаться.
Айболит
Моя сестра живёт в частном доме. Вот это и можно назвать настоящим везением, когда вырос в квартире-клетушке, пусть и с тремя комнатами. Вообще, дилемма больших городов заключается в том, что ты не можешь жить в них - ты существуешь. Жизнь по расписанию троллейбусов, графиков магазинов, школ, распорядкам подработки, схемам метро, таблицам вывозки мусора из твоего двора. Удобно, товарищи? Удобно, вот только для юного организма, который пытается не просто выжить в тирании окружающей среды, но и найти, возможно, свой единственно верный путь, всё это удобство сродни виселице. Хорошо, что я не живу в таком мегаполисе, да? Мне ведь повезло, что я обитаю в такой вот Тьмутараканище! Правда? А мимо окна пролетает серая убогость. Город, где красят и ремонтируют только фасадную часть зданий, - мой родной город.
Лениво выпал я из маршрутки и поплёлся в сторону сестрициного гнёздышка. Свила она его лет тринадцать назад и вот теперь жила припеваючи в нём с мужем-моряком. Вообще, понаблюдав за окружающим миром, я сделал гениальный вывод - а я, кстати говоря, только такие делать и могу - что муж-моряк – очень полезная штука в доме. Вроде бы он есть, а вроде и нет его. Как квартирка, которую ты сдаёшь в престижном райончике: вроде бы её у тебя и нет, но деньги получаешь исправно. Может, мне тоже в моряки податься? Уйти с головой в работу - то есть в плаванье - и забыться в ней по уши, а потом, поднакопив денег, вернуться на твёрдую землю и открыть своё дело. Красиво складывается мечта романтика, не так ли?
Домик сестры теснился меж двух многоэтажных зданий: частной глазной клиники и магазином из серии «всё для всех и почти задаром». Дворика или палисадника у неё не было – сразу лицевая стена дома, крыльцо в три ступеньки и дверь. Поднимая ноги так, будто бы кеды мои весели килограмм двадцать и никак не меньше, я заполз на злосчастное крылечко и позвонил в металлическую коричневую дверь. Послышались шаги, дверь со скрипом открылась и на меня уставилась… Пустота! Нет, не зловещий вакуум, конечно же, просто за дверью никого не было.
— Чего стоишь? Заходи и дверь закрой! – раздался скрипучий голос моей сестры где-то в зоне кухни. Я заглянул в распахнутую дверь: в доме было всё вылизано до поросячьего инфаркта. Всегда удивлялся, как ей это удавалось с двумя-то детьми. Даже когда она ещё жила с нами, ну в смысле, с родителями и мной, в её половине комнаты был идеальный порядок. А вот про свою половину я скромно промолчу - скажу лишь, что я натура творческая, но, по словам бабушки, меня это не оправдывает.
— Привет, Нин. Я заходить не буду, дай мне этого, и мы попилим к зубному.
— Что значит «этого»? – отчаянная домохозяйка появилась перед мной, — прояви хоть каплю заботы и нежности!
«Заботы» и «нежности»?! Не, ну она издевается! Её сын просто монстр!
-Да-да, извини… Ну, и где то чудо, что испортило мне утренний сон? – с милой улыбкой вопросил я, за что и получил щелчок в лоб.
Сестра не стала меня отчитывать, а вместо этого достала из большого кармана фартука какие-то бумажки и с умным видом начала мне объяснять такую муру:
— Вот это страховой полис, — она сунула мне в руки цветную портянку, — а вот это снимки коренных зубиков справа, — чёрные квадратики в файле направились ко мне, — здесь полное описание препаратов, на которые у Димочки аллергия. Ты запомнил?
— Угу, — вымучил я. Нет, конечно же, это всё не запомнил, вот только не настолько я дебил, чтоб полис с рентгеном перепутать!
— Вот и славно! – она обернулась к лестнице на второй этаж. Чёрт, как же порой сестра мне напоминала маму. С каждым её новым годом это сходство всё сильней бросалось мне в глаза. Нина легко вбежала по узким ступенькам, и через мгновение на горизонте замаячил мой личный Ад! Ох, простите, я ошибся! Как грациозный лебедь выплыл Димочка! Этот парень не только был страшный, тупой и злобный, он ещё был жутко быстрый. Причём у меня упорно создавалось впечатление, что таким он был только со мной!
«Удачного дня!» - с этими словами мой спасительный круг в лице старшей сестры исчез за железом двери, и я остался наедине с любимым племянником.
— Лёш, а знаешь, что в этих штанах ты на гея похож ещё сильнее, чем без них, а? – раздался детский голосок, полный невинности, нежности и любви.
***
По дороге эта тварь то куда-то залазила, то к кому-нибудь приставала, то что-нибудь ломала. Какие-то тридцать минут при обычном раскладе мы преодолели за час, и то со скрипом. Хотя, я это предусмотрел и вышел раньше. И вот моё спасение – городская стоматологическая больница, аллилуя! Теперь всего три этажа и этот ежик в передозе будет смирно сидеть на одном месте и, что являлось самым главным, это место будет не так близко ко мне и моей хрупкой психики.
***
— Одевай бахилы, — я сунул Димке голубенький шарик, но, заметив его хитрую рожу добавил: — на ноги одевай.
— Ты зануда, Лёш.
Благополучно поднявшись на третий этаж, мы повернули в отдел детской стоматологии. Честно признаюсь: зубных я ненавижу! У меня почти панический страх перед ними. Детская травма, дорогие моя, это вам не шутки, а прокусанный палец медсестры. Мальчик тем временем притих, что вызвало у меня ироничную улыбку.
— Нам сюда, — племянник ткнул пальцем в дверь.
— Ты уверен?— недоверчиво поинтересовался я.
— Молодой человек, а вы знаете, что обманывать нехорошо? – за моей спиной раздался строгий мужской альт, и я, подскочив, обернулся. И как вы думаете, что я там увидел? Как эта дрянь, что портила мне нервы, с премилым видом бежит к какому-то мужику в белом халатике и важно подаёт руку для рукопожатия. Очкарик ему так заулыбался, что Голливуд нервно уже докурил и потерялся вдали.
— Э... – показал я окружающим своё блестящее красноречие.
— Айболит, это мой дядя! – мальчик уже с готовностью залез на руки доктора. — Его зовут Лёшей. Я сегодня с ним! Ты не думай, он не глупый, просто стесняется!
Вот и что мне было думать? То ли Димка меня защищал, то ли снова хотел поиздеваться:
— Эй! – гневно бросил я в адрес племянника, а мужчина, внимательно выслушав его, потом посмотрел на меня:
— Приятно познакомиться, неглупый дядя. Меня зовут Герман Андреевич.
***
Сегодня явно плохой день! Мало того что не выспался, так ещё и мелкий урод выставил меня полным идиотом перед этим «Германом»!
Кстати, врач-то оказался оригиналом! Уши проколоты, светлые волосы в хвост собраны, да такой, что до лопаток достаёт. И если учесть ещё и то, что он у него волнистый, даже очень, почти кудрявый, можно сделать вывод, что волосёнки у мистера «детское счастье» были длинными.
Ну да ладно на него!
С этой мыслью я потянулся за мобилкой. На сенсоре натыкал адрес сайта, уже заученный наизусть, и теперь ждал полной загрузки. Сайт этот был с любительскими рассказами, стихами, с фиками. Ну, с фанфиками. Это такая разновидность творчества, когда у автора сносит крышу по какой-нибудь бурде: сериал, фильм, книга - хотя все рейтинги била японская анимация - и этот самый автор начинает сочинять свою версию развития событий. Верхом идиотизма, лично мной прочтённого, была душещипательная история о слеше между Онегиным и Ленским. Так вот, не будем отходить далеко от темы, на сайте этом я сидел уже второй год, а всё из-за одного автора, точнее авторши. Эта девушка писала кучу всяких историй и была небесно красивой. Откуда я узнал о красоте? Ну, у неё была аватарка… Конечно, это могло быть и не её фото! Но я спросил, она сказала, что это действительно реальная фотка, а я поверил. Зелёные глаза, светлые локоны и кукольное личико.
«А обновлений всё нет»
А у меня праздник!

Развалившись на диванчике, я начал исследовать новые странички на родном «фанриде.ру», что выложили за последние восемь часов, которые я проспал. Вообще считаю, что сон нужно запретить! Жизнь слишком коротка, что бы проёбывать её ещё и таким образом. Вы только посчитайте, сколько времени мы тратим на сон, еду, гигиену, а когда в аське сидеть и по сетке рубиться? Вот, и я о том же! А если б я мог не спать сутки, то тогда бы давно закончил бы свой доклад по истории искусств и начал проходить новый уровень в игрушке, что мне подарили пацаны на днюху.
На экранчике медленно за моим пальцем ползли строчки фанфиков-первопроходцев. Среди такого бреда сивой кобылы можно было найти что-нибудь приятное и расслабляющее, для лёгкого прочтения. Вот, к примеру «Любовь в твоих ладонях», название - бред сопливый и полнейший, но зато какой рейтинг! NC-21 – это вам не шутки! Что же там такое персонажи делают, что автор так расщедрился? Но я читать не буду – название всю охоту отбило. Если хотите, то прочтёте сами. Так, что же дальше?
Пока я брезгливо копошился в стопках воображаемых книжек, ища что-нибудь стоящее моего великосветского внимания, дверь кабинета открылась и оттуда вышла медсестра – «Белый куб» Малевича – и подошла ко мне.
— Это вы сегодня с Димой Игорько? – у женщины оказались безумно красивые глаза.
Я немного помолчал, вспоминая кто такой «Дима Игорько», а потом мотнул головой:
— Я, а что, что-то случилось?
— Можно и так сказать, — женщина заулыбалась, — мальчик уснул после препаратов.
«Вашу ж мать!» — чуть не вырвалось у меня, но вслух я протянул: — и долго он ещё будет спать?
— Пока не отойдёт от анестезии. Заберите его из кабинета, пожалуйста.
Кинув ей «конечно», я проскользнул между женщиной и стеной в дверь кабинета. Там напротив окна стоял белобрысый доктор, а на медицинском кресле спал, знаете, так по милому спал, мой племянник. Эта картинка вызвала у меня улыбку и недоумение.
— Вот дурачок, — шепнул я, — уснуть в таком месте! Я бы ни за что…
Подсунув руки под спину и коленки ребёнка, а именно им сейчас был этот свинтус, я приподнял его и выпрямился.
Стоматолог, почти любящим взглядом наблюдавший за всем этим, спросил:
— Если бы и тебе так много вкололи, ты бы тоже отключился.
— Не, я бы не отключился. Инстинкт самосохранения бы не позволил, — я медленно повернулся к двери и потопал к выходу, когда мне в спину послышался смешок и беззлобное:
— Неглупый дядя, — пародируя Димку, начал этот паразит, — боится стоматологов?
— Я их не боюсь, я их ненавижу, — в свою очередь, пародируя змею, зашипел я.
***
После милого прощания с милым доктором - педофилом не иначе - я позвонил сестре, и уже минут через пятнадцать она подъехала за нами. Опять же! Всего пятнадцать минут, а она уже сама одета, Ленка, моя младшая племянница, в машине сопит и соску сосет, и список с продуктами не забыт. Так и вспоминается фраза «Моя мама – настоящая волшебница!» Я б сдох от такой жизни, как белка в мясорубке, а эта женщина ещё и удовольствие получает.
***
Я попросил оставить меня в парке. Голова была мутной и хотелось свежего воздуха и качелек. Это была моя слабость. Вот говорят, что если мужику нравятся большие сиськи – это, мол, его мать в младенчестве не докормила, а мне, походу, в детстве качелей по черепу не достучали до нормы, вот я и кидался на них, как на свет истины.
Скрип-скрип. Скрип-скрип. Скрип-скрип.
— Дяденька, а можно мне тоже?
О да, детский голосок вырвал меня из эйфории. Я опустил свой взгляд вниз и увидел там Милое чудо! Если честно, я не сразу разобрал половую принадлежность чуда, но это было не важно! Таких милых детишек нужно ещё и поискать. Вытянув ноги, я затормозил полностью и слез с качалей. Человеческий детёныш заулыбался мне и протянул чупачупс. Меня от умиления хватило лишь на скупое «спасибо». Ещё минут пятнадцать я потихоньку раскачивал девочку, как оказалось, и распевал с ней песенки. Точнее песенку, так как больше она ни одной не знала, а пели мы «Антошку», и, как странно вам это не покажется, был счастлив.
***
Домой, после передоза каваем, приплёлся я часам к девяти вечера. Папа предложил разогреть мне курицу «По-французски», но я отказался. Тогда он серьёзно на меня посмотрел и добавил, что это не он сам, мол, готовил, а Нинка привезла. Я завис на пару секунд, потом отвис и начал поспешно убеждать его, что мне правда просто не хочется есть.
Отбившись от папиного материнского инстинкта, ваш герой засел за комп и окопался. Что нужно для счастья, если есть скоростной Инет? Правильно, ещё бы чаю горячего и конфет, но это потом, а то папа обидится. Заходим Вконтакт… Выходим оттуда, ибо теряем интерес всё к тем же лицам, которые полны неведомой тебе радости. Открываем текстовый редактор и начинаем упорно набивать текст. Что я пишу, спросите вы? А как думаете? Конечно, я пишу свою историю! Крутой боевик с кучей опасностей и заданий для главных героев. Я поставил себе цель, что придумаю нечто такое, что она меня заметит! Кто «она»? Что за вопрос! Мисс Лира, конечно же! Почему так тупо это звучит… Наверно всё из-за того, что я до сих пор не знаю её настоящего имени.
Вообще, передо мной стояла пиздец какая сложная задача! Я должен был стать достойным взрослой женщины! Это было равносильно спасению Мира, только в моём случае я спасал себя самого, а это поважней будет.
Пока я рассуждал о том, как ничтожен Мир по сравнению со мной, мне «постучали» в личку на всё там же злосчастном сайтике с фиками, и это была ОНА!
Miss Lira: «Привет, Утёнок, как твоя работка? Жду продолжения!» — сколько нежности в этих словах, и не надо говорить мне о том, что это и не слова вовсе, а цифры и нежность им не ведома.
Утёнок Шняг: « Привет! По-тихому, но скоро солью! А как твой новый кусочек? Сегодня дашь насладиться?»
Miss Lira: « Сейчас обновлю, и сам всё увидишь)))»
Казалось, что всё это говорит мне её аватарка. Через минут пять появилось обновление, и у меня начался праздник!


Сообщение отредактировал l06l - Понедельник, 18.07.2011, 23:16
 
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:52 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
По сладкому гадко.

Я сидел на кухне и читал газету, закинув ногу на ногу. В воздухе парил запах женских духов и чего-то незнакомого. В нашей квартирке редко пахло женским парфюмом после смерти матери. Лишь на редкие праздники, такие как Новый год и дни рождения членов семьи, во взвеси газов появлялись нежные нотки, которые были созданы для того, чтоб сводить мужское население планеты с ума. Кстати говоря, ум этот вместе и с хваленым самообладанием и так почти всегда улетучивается при виде чего-нибудь стоящего в мини-юбки. Никаких духов не надо!
Дверь с несвойственным скрипом открылась, и в комнату вошла девушка с распущенными волосами и в моей рубашке на голое тело. Я сначала офонарел, потом пригляделся и снова офонарел. Это была та самая замечательная Лира. Она игриво скользнула мимо меня, коснувшись указательным пальчиком моего носа, и встала у окна. Я ничего и выдавить из себя не мог, просто давился воздухом. Пока я боролся со своим приступом идиотизма, Мисс Лира обернулась к окну, из которого потоком вырывался солнечный свет. Мой взгляд скользнул по женской фигуре, именно женской, а не по костям, об которые, того и гляди, шишку набьёшь, или складкам, в которых потонешь, и спасательный круг не поможет. Точёные хрупкие плечики, которым моя рубашка была велика, изгиб спины, пропитанный грацией, что приходит с возрастом, округлые бёдра, нежная кожа ног и … Мать моя женщина! Густой светлый волос на ногах от самых коленок и до здоровенных мужских ступней! Мой разум пулей кинул взгляд наверх и встретился с шутливой улыбкой длинных губ:
— Неглупый дядя боится стоматологов?
***
Я подскочил в постели, нервно глотая воздух. Сердце бешено колотилось в приступе страха и гнева на самого себя. Почему гнева? А у вас часто после подобного кошмарного сна на утро под одеялом «боец» по стойке смирно стоит, а?! Блядь, эта тварь мне такой сон испортила!
***
После ранней побудки я так и не смог уснуть. Воскресное утро, оказывается, такое длинное, если до обеда не спишь. В маяте из рода «а что б поделать» звезда сего Мира, то есть Я, решил созвониться с одноклассниками и придумать совместно с ними дальнейший план действий.
А порешили мы встретиться всё в том же парке с качельками, только теперь не для качания на оных, а для набивания новых ссадин. Это выражалось в катании на великах, скейтах и роликах. Обычно в парке собиралась кучка народу N-го количества и каждый желающий мог показать, что умеет делать сам, потренироваться или попросить научить его делать тот или иной трюк более опытного проёбщика времени, я извиняюсь, велосипедиста или скейтера. Как правило, сходки сопровождались громкой музыкой, пивом и матом.
Взяв с собой скейт, которым я пользовался только по назначению, то есть ездил, а не шею сворачивал, я вышел из квартиры. На улице оказалось довольно облачно и совсем не жарко для июля месяца. Так что, я немного просчитался с выбором одежды. На мне были серые шорты по колено, в облипку обнимающиеся с ногами, и борцовка цвета фиолетового неона. Кстати, борцовку я одел специально, чтоб покрасоваться временной татушкой, сделанной на днях. Рисуночек представлял из себя чёрную бабочку - да, бабочку - и располагался на спине, чуть выше лопатки. Так что теперь его прекрасно было видно из-за отсутствия каких-либо рукавов.
А в парке был уже какой-то ажиотаж! Я что-то очень серьёзное, походу, пропустил! Толпа подростков, и не очень, весело охала, кричала и хлопала кому-то. В этой разношёрстной куче я стал искать знакомые лица, ну или другие части тела, и вскоре нашёл. Это была Юлька, она стояла на лавочке и, вытянувшись в струнку, заглядывала через вал людей в центр круга.
Так случилось, что по жизни я с девочками общался лучше, чем с парнями. В моём круге общения всегда особей женского пола было больше, чем мужского, что и порой вызывало резкое недовольство со стороны моих одноклассников-парней.
Вот и сейчас, как только девушка меня заметила, то резво замахала мне рукой, подзывая ближе:
— Лёха, привет!
— Привет, Пилюль. Что за котовасия? – я кивнул в сторону воющей толпы.
Девчонка в короткой пышной юбке потянула меня за руку, вынуждая залезть на лавочку. Я послушно выполнил манёвр и глянул в центр круга. В нём выпендривался какой-то парень. И знаете, так классно выпендривался. В такт музыки он то замирал, то подпрыгивал, разгонялся, делал сальто через голову, потом несколько дорожек на руках, пара эффектных выпадов. Понятно теперь, отчего девочки так резво визжали и в ладошки хлопали. Сам парень был в обычной белой футболке и спортивных штанах на бёдрах, но из этого обыкновения вырывалась шапка, из-под которой торчала пара светлых прядей. Её присутствие означало, что наш клоун и на голове крутился до того, как я пришёл. Музыка победно громыхнула аккордом, и зрители взорвались овациями.
— Кто это? – спросил я у милированной Юльки, но она лишь пожала плечами и продолжала хлопать.
Когда парень повернулся к нам и снял шапку, на меня снова накатило утреннее удушье. Я так и почувствовал, как мои голубенькие глазёнки чуть ли не вываливаются из орбит. Как вы думаете, кого они увидели? Да, это был мой утренний кошмар, точнее его вторая часть!

Сука!

Он картинно поправил волосы, протянул руку куда-то в толпу, и из неё ему подали квадратную сумку на длинном ремне. Он кивнул, улыбаясь во все хрен знает сколько зуба, и достал из сумки футляр с очками, взамен запихивая в тряпочный параллелепипед скомканную серую шапку. Я следил за каждым его действием и чувствовал, как у меня развивается паранойя. Знаете, такая маленькая, красивенькая Параноечка, которая потом подрастет, окрепнет и начнёт жрать твою нервную систему, смачно причмокивая. Выражалось это всё тем, что меня жутко настораживало само существование обычного(!) зубного врача, который работал в детском отделении городской больницы и танцевал брейк на улице вместе с местной школотой! Сегодня появился такой «Айболит», а завтра на мою голову с неба упадёт Мери Попинс, забывшая раскрыть зонтик.
Нацепив очки на тонкий нос, мой объект наблюдения, походу почувствовав гневно-охуевший взгляд, небрежно посмотрел в нашу с Юлькой сторону и... вдруг зацепился на мне. Кажется, он признал во мне вчерашнего «дядю» и именно поэтому, несколько раз качнув головой очередной дурочке, направился к нашей лавочке. Моя одноклассница соскочила с общественной жопо-отбивалки и, так как значения слов стеснение, комплекс, приличие ей были не знакомы, подлетела к нему, протягивая правую руку для рукопожатия, представилась:
— Юлия!
Айболит, немного растерявшись, пожал ей руку:
— Герман, можно просто Герой, — и улыбка полубожественного существа озарила лицо моей подруги райским светом. Блядь, меня сейчас стошнит!
Тем временем доктор-зуб сделал шаг к лавке, на которой я всё ещё стоял, и обратился ко мне:
— Здравствуй, Алексей… Я ведь не ошибаюсь? – уверенный взгляд утверждал о том, что он точно помнит имя, но всё же ждёт моего ответа. Зачем?
Я вяло кивнул в ответ, смотря в глаза Айболиту. Кстати, что хочу сказать, лупики у него были очень любимого мной цвета, а именно зелёного, и прямоугольное стекло нетолстых линз ничуть этого цвета не портило.
— А вы, оказывается, знакомы?! – Пилюля гневно глянула на меня.
Я, было уже, хотел сказать, что «нет!», но меня опередил врач:
— Да, мы вчера встретились.
— Но это не значит, что мы знакомы! – замедленно начал реагировать я на наглость.
— Но ведь ты моё имя знаешь, а я твоё. В обществе обмен подобной информацией называется знакомством.
— В обществе и трусость предусмотрительностью называют, и что? – меня раздражало всё! Его настрой на какой-то разговор - какого он вообще ко мне подошёл (!) - бесила его причёска — фанат стриптизёра Тарзана, выводили из себя его очки, манера поведения, выёбистость не по возрасту, тупые фенечки на запястьях рук. Я почувствовал, как мой левый глаз задёргался, но меня спасла Юлька, памятник ей за это, но не надгробный:
— Гера, раз ты знаком с Лёшкой, то пошли с нами на стрельбище!
Нет, всё таки памятник ей надгробный! Твою ж мать, что ты творишь! Он же гад, поддонок, изврат, педофил!
***
Знаете, раньше я думал, что дождик идёт, потому что облачка плачут из-за того, что они грязненькие, но повзрослев, я, конечно же, узнал, что дождь – одна из ступеней круговорота воды в природе. Хотя порой всё же моё детское убеждение казалось мне более правдоподобным, чем какой-то мифический круговорот.
Впереди меня вышагивали Пилюлька и Герман. Она, по ходу действий, получала огромное удовольствие от такого сопровождения. А я... Я уже упоминал, что меня подташнивало? Но отказаться от стрельбища я не мог. Это было единственное поистине любимое мною занятие, ну, после всемогущего Интернета. Стрелять из лука меня научил ещё дед, и теперь я почти каждую неделю заглядывал в наш спорткомплекс с одной целью – пострелять.
Обшарпанное здание выглянуло из-за угла. Спасибо тебе, Советский Союз, что при тебе были построены вот такие вот комплексы, а то сейчас бы я поплёлся б домой сидеть за компом и жрать колбасу. А потом умные толстые дядьки из телика обвиняют родителей в том, что их дети наркоманы и проститутки. А кем же им быть, если нет лучшего развлечения, кроме как наширяться дешёвой левой дрянью, на которую ты нередко зарабатываешь собственной задницей. Откуда такие познания? Даже не спрашивайте!
Юлька, так как шла первой, дёрнула дверь, но та не поддалась, потом попробовал мой наимилейший доктор, но и он не смог открыть, тогда к заветной дверке подплёлся я и с силой дёрнул - но она не открылась!
— Только не говорите… что, сегодня… Закрыто! – мой мозг взорвался эмоциями после всего того длинного пути, что мой кусок разума и я проделали сюда в этой замечательной компании, он хотел получить желаемое! – Сука!!!
***
— У меня будет депрессия, я помру страшной смертью в одной из местных психушек, — лепетал я, сидя в забегаловке, куда после обильного мата, который я посветил Миру, людям, своей жизни, меня притащили Юлька и Герман.
Подруга дней моих суровых усвистала за мороженым и уже флиртовала с каким-то мальчиком-зайчиком. В большие окна заистерил мелкими каплями дождик, и я выдохнул с облегчением: ведь теперь облака вымоются и больше не будут расстраиваться из-за грязи. Напротив меня сидел Герман и, по капризу жанра моёй злосчастной жизни, ничего не говорил, похлёбывая чёрный чай. Вот сейчас мне вспомнились многочисленные слешовские фанфики, которые я писал не раз сам и которые писали другие, где главные герои хоть раз, но вот так вот сидели где-нибудь и молчали.
— Извини, — спокойно сказал я, отвернувшись к окну и считая капли, что смертельно для себя целовались со стеклом, наивно рассчитывая на взаимность.
— За что? – похоже, не я один витал в облаках. Стоматолог-педофилище аж немного вздрогнул, когда я подал голос.
Я фыркнул и выдавил улыбку:
— За испорченный выходной. Ты ведь и так всю неделю, наверное, в больнице торчишь и сегодня хотел отдохнуть, а тут Юля со своим предложением. По тебе видно, что ты слишком воспитан, что бы отказать ей.
Он мягко заулыбался, совсем не так, как делал это вчера в больнице и сегодня на сходке. Улыбка мне показалась очень знакомой и почти родной:
— Знаешь, — философски начал парень, — если человек действительно чего-то не хочет, то его не смогут заставить ни воспитание, ни обстоятельства, ни другие люди. Он просто не сделает этого, и всё. Не будет искать объяснений и доказывать что-то кому-то. Так что сегодня я пошёл с вами, потому что я захотел того, а не потому что моё воспитание не позволило мне обратного. Понимаешь меня?
— Да…
***
Его слова. Они будто плелись в какой-то причудливый узор, рисовали картины новых миров, что ли. Я слушал и слушал, и слушал. Порой тихо отвечал или просто кивал, не задумываясь о том, как глупо выгляжу со стороны. Интересней собеседника я не встречал за это лето, к тому же Айболит оказался действительно классным. Педофил, педофил, педофилище… А на самом деле, просто добрый, умный мужик, который уже к своим двадцати восьми кое-чего добился в жизни, что я считал такой ничтожной.
Мой разум даже провёл параллель между ним и Лирой. Да, их мысли были похожи. Нет, не мысли, а способ их выражения. Он так же проникал куда-то в Душу и игриво оставлял там лёгкий след, который потом заставлял тебя искать новый смысл.
 
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:52 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Ни о Чём

(Водища... Но эта водища очень нужна!)

Знаете, мы с ним потом ещё долго разговаривали. Сидели в кафешке, пили чай с печеньем и разговаривали. О чём? Я не помню… Ни о чём и обо всём одновременно. Он оказался каким-то простым для понимания, будто знакомы уже года два - не меньше. И он, вот такой кореш и братан, сидит с тобой, и жизнь из говна превращается в полуготовое желе.
Домой не хотелось совершенно, но в один момент Герман из подростка-переростка переродился в взрослого и объявил мне, что уже пора по домам и что меня надо бы проводить. Юлька-то давно усвистала куда-то в неопределённом направлении, поэтому за таким молниеносным превращением смог пронаблюдать только я.
Я поморщил лоб:
— Не, провожать меня не надо! Я ж не девчонка! – тоже мне, СуперМэн нашёлся.
Парень заулыбался, чёрт, почему он так клёво улыбается! Я тоже так хочу! Вот домой приду и начну тренироваться! Я развернулся на пятках и, кинув на асфальт тротуара свой раздолбаный скейт, оттолкнулся посильнее и скатился по наклону в сторону кратчайшего пути домой.
***
Завалившись домой в отвратительном настроении, я засел за комп. Сегодня папа был в ночную смену, и меня никто с ложечки не кормил… Вот когда хочешь, чтоб о тебе заботились – хуй там! А когда тебе ну никто не нужен, то все здесь! Бесят!
Так, ладно, надо дописать главу своего очередного бреда и выложить на сайт, а то фанаты, а они, кстати говоря есть, мне уже и смс на телефон шлют.
В психах я попинал процессор, пытаясь попасть в кнопку Вкл/Выкл, и бандура начала загружатся с характерным звуком Карлсона. Кстати, а я вам сказал, что меня так разозлило? Нет?! А что вы меня не спросили? Или вам тоже наплевать на моё мнение?! Так вот, стоило мне проехать пару кварталов от места, где мы с Германом распрощались, как мой телефошка завибрировал! Я ж, умный Маш, достал его, а там смс от абонента «Имя неизвестно»:
«Удачно доехать. Твой номер я взял у Юли. Сладких снов. Герман.»
Какого хрена, спрашивается, ты даёшь чужой номер этому изврату?!
Комп загрузил все свои манатки, и я со спокойной Душой полез в сеть. Где там мой любимый сайтик, где там новое обновление? Перед глазами появляется знакомая картинка, а в углу мигает надпись «новое сообщение». Клик-клик.
Mrs Lira: «Здравствуй, Шняг! =3»
Какое приветствие… Стоп… Стоп, мать вашу! Мисс…Миссис! Это ж… Она что, нашла кого-то?!
У меня начинается истерика! Трясутся руки, щипит глаза, я начинаю икать. Судорожно набиваю текст, ставя кучу смайликов, что б она ничего не поняла.
Утёнок Шняг: «Привет! А сегодня прода будет?))) Кстати, что с ником? Замуж вышла? Х)»
Mrs Lira: «Ну, новой главы не будет. У меня сегодня не было времени написать её. Нет, что ты! Второй раз уже не больно-то и хочется) Я, наконец-то, встретила человека своей мечты»
Я откидываюсь на стул, закрываю ладонью рот и кричу, кричу, кричу! Дайте мне этого пидара! Я его урою! Как он посмел, она ведь… Она ведь МОЯ! Что мне сделать? Что я могу?! Ничего…
***
Что такое любовь? Любо́вь — чувство, свойственное человеку, глубокая, самоотверженная привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии... Спасибо, Кэп, точнее Википедия. А вот я раньше думал, что это неведомая хуйня, дарованная Богом человечеству, ну, или химическая реакция, на крайняк. А тут «привязанность»!
Уснуть я не мог долго и крутился под одеялом, постоянно думая о странном происшествии в своей душе. Знаете, а вот давно мне так хуёво не было. Правда, давно. Осколками летело всё вокруг меня, такими стеклянными и очень острыми по краям. Вы меня понимаете? Хотя, как вы можете меня понять! Вас ведь нет! В этой комнате никого нет кроме меня, и разговариваю я с чёрной вязкой пустотой у своего лица. Моё собственное бессилие убивало меня. Что я мог сейчас? Я даже не знал её имени.
Мне всегда казалось, что любовь должна быть святой. В ней не должно быть первоначального физического влечения, она должна быть невинной и чистой. Как в детском садике, когда ты играешь в песочнице с одной девочкой и совершенно не подозреваешь, что через какие-то десять лет захочешь нагнуть эту самую девочку и отыграться за все детсадовские обиды, а потом назовёшь этот процесс «любовью».
Да, я странный парень – не считаю, что любить можно только за тело. Секс сексом, чувство чувствами, а любовь любовью… Так ведь покрасившей будет?
***
Утро – тяжёлая штука. Сегодня никуда не пойду, буду сидеть дома и жрать колбасу! У меня депрессия!
Мобилка завибрировала, мигая мне и оповещая о новой смске:
« Утречко! Пошли гулять вечером? Герман»

А можно я тебя поцелую?

Из постели моё тело выползло часам к одиннадцати. Есть не хотелось, спать дальше не хотелось, двигаться тоже не хотелось. Протащившись из комнаты в ванную, я заглянул в зеркало … О, боги, лучше бы я этого не делал! Привет, марсианский ёжик-самец! Рожа распухшая, глаза красные, чёлка дыбом, брови злые – я секс машина, скажу вам! Ополаскиваю лицо, набираю в рот воды и морщусь – зубы ехидно ноют от низкой температуры. Так, одевшись, причесавшись, я включаю лучшего друга человека – комп - и иду на кухню заваривать чай.
А на кухонном столе ждёт меня открытие, а именно голяк! Ни папиных блинчиков, ни горячего чайничка, ни даже намытых яблок, но зато есть записка! Не, есть я её не буду, я лучше прочту. Тэк-с… Папа уехал за новым оборудованием… Захуй? А, на работу надо… Командировка, значит. Как они его резво отправили, а папа, думая, что я сплю, начеркал мне послание и в путь.
Мобилка, где моя мобилка? А она у нас вон там, под шкафом валяется. Это я туда бедный механизм закинул в порыве светлых чувств, когда смска от Геры пришла. Гера… Как богиня прям. Древнегреческая или римская. А чего богиня-то? Если не ошибаюсь, то красоты.
Я выпрямился и глянул в зеркало на обратной стороне шкафной дверцы. Кто я? Не знаю… А кто Она? Шлюха! А кто Он? Изврат!
Я скользнул взглядом по своей фигуре в отражении. Вообще, я симпатичный, правда, слегка ебанутый, но в человеке это не главное! Главное ведь богатый внутренний мир, да? Скажите мне, что это правда!
А какой Он? Какой Герман? Выше меня ростом сантиметров на десять, крепкий и сильный, судя по тому, как он кидает из стороны в сторону своё тело во время выпендрёжа-танца. И, наверное, если ему распустить волосы и снять очки, то он действительно будет походить на богиню Геру, то есть на тёлку смахивать начнёт. Почему он стал врачом? Хотел помогать людям? Нет, наверное, здесь не в желании помочь смысл кроется: ведь стоматология – золотая жила. Нефть и газ когда-нибудь кончатся, а вот зубы у людей будут всегда.
Так, а зачем я телефон-то взял в руки? А, папе позвонить хотел! Чем сейчас и займусь.
***
Депрессняк – хорошая штука! Находясь в нём, я к двум часам дня закончил и выложил новый кусочек рассказика про весну, романтику, цветочки и геев, а теперь принялся за оформление своей презентации по истории. Через полтора часа и эта работа была успешно завершена, я, похвалив себя за трудолюбие, побежал собирать похвалу от своих читателей, и знаете какова была мера досады, когда я зашёл на сайт! Мою текстовую обновку просмотрели сто пятьдесят человек и ни один из них - ни один! - не оставил коммент! Что за люди?! Так же дальше и писать бросить можно! Не, ну если совсем лажово, то напиши хоть ,почему тебе не понравилось!
Я долго фыркал, глядя в монитор, и размышлял о степени ненужности одной человеческой единицы для общества, когда мой телефон, который сегодня проявлял аномальную активность, в очередной раз завибрировал. Это был звонок от Милого педофила, вот только он сразу сбросил. Я его так в память и не занёс, а номер запомнил как-то сразу. Перезвонить ему, как вы думаете? Да хули! Надо - сам позвонит ещё раз!
***
Папа вернётся только через два дня. Нет, ну издевательство! Теперь мне придётся готовить самому! Нет, конечно же, папа не был шеф поваром французского ресторана, но всё же наша с ним готовка - как небо и земля. И теперь я был вынужден оба дня жрать землю!
На часах натикало полседьмого, и меня потянуло на улицу. Кто там жаждал встречи со мной? Так, где педофильное создания всия планеты? С этой весёлой мыслью мой мозг дал пальцу команду «искать», а последний уже рылся в списке контактов телефошки в поиске «Педофила зубного обыкновенного».
Кстати, не спрашивайте, почему я так его называл. Не знаю… Желаемое за действительное? Расслабьтесь, я ж шучу!
***
Звонка моего он не ожидал и предложил встретиться на «Мерчанке». «Мерчанкой» в нашем городке называли район с кучей магазинов. Раньше там был рынок, но его снесли и построили вот эти лавки в три этажа.
Я помялся минут пять у главного корпуса, когда меня окликнули. Обернувшись, я быстренько сменил некую радость на удивление. Нет, ну как он мог так быстро и сильно меняться? Сейчас ко мне приближался кто-то очень красивый и опасный одновременно, как жук вонючка. Не трогай и просто смотри. Чёрные джинсы с зауженными штанинами, белая борцовка, оголяющая пряжку ремня в виде здоровенной монеты, и отсутствие этих долбанных фенечек произвели на меня странное впечатление, которое пробудило во мне желание дать Герману в челюсть, только зачем?
Ещё меня заклинило на его голых глазах. Сегодня он был без очков… Линзы? Хотя, не важно.
— Ты чего? – из моего личного вакуума меня выдернул мягкий голос. — Не смотри так, а то я уже начинаю смущаться.
Я попытался извергнуть колкость:
— А ты умеешь? — не сильно-то и получилось.
— Хочешь это проверить? – Гера фыркнул, поворачиваясь спиной и кидая из-за плеча, — пошли, а то на нас уже люди смотрят.
***
Таскались по нашему городку мы долговато. В основном, по набережной и прилегающим к ней улочкам. И когда Герман предложил зайти к нему, указав на показавшуюся девятиэтажку, я согласно кивнул и добавил:
— А ещё ты меня покормишь!
***
Квартирка оказалась тёмной и какой-то безразмерной. В большой комнате, которая была ещё и единственной (кроме ванны и кухни) стояла кровать, два светлых шкафа, стеллаж с книгами, пара маленьких журнальных столиков на колёсиках и валяющийся на светлом ковре ноут. Не густо, но и не пусто.
Хозяин кинул мне диск с каким-то фильмом, а сам пошёл на кухню. Я, как послушная тварь, включил телик и вставил диск в плеер, который потом довольно зажурчал, считывая информацию. Я стянул на пол пару подушек, которые до этого покоились на одном из столиков, а столик этот поставил перед теликом, раскидав подушки рядом. Так ведь удобней.
На экране средней плазмы появилось меню фильма, когда в комнату зашёл Герман с подносом, на котором было пиво и какие-то чипсы. Что ж, меня устроит такой «ужин». Радостно потянув ручонку к баночке, я натолкнулся на изучающий взгляд стоматолога и пожал плечами.
***
К середине фильма я уже приканчивал третью блаженную баночку, сидя на полу и, то и дело, загибаясь от хохота из-за комментариев Герки! На экране тем временем была душещипательная сцена, где героиня объяснялась в любви, и после фразы «Можно, я тебя поцелую» моё хмельное эго не выдержало. Я поставил пиво на стол и хитро покосился на парня, тот вопросительно промычал, а я тут раз и с одного тягучего размаха уселся к нему как можно ближе и томным голосом произнёс:
— А можно, я тебя поцелую?
 
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:55 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
«Я не такая, я жду трамвая!»

Что делают в такие моменты? Прикидываюсь маленькой и беззащитной девочкой, хлопаю пару раз длинными ресницами и приоткрываю губы, прижимаясь к нему, и вдруг думаю: «А какого я делаю?!».
— Эмн… Я это… Извини! Мне в туалет надо! Точно, в туалет! – с видом психически больного опоссума я вылетел в дверной проём, потом врезался в стену коридора в двадцати сантиметрах от ванной двери и, проскользив по обоям влево, нырнул в заветную створку. Из меня вырвался тяжёлый вздох, который отразился от стен абсолютно белой комнаты. Белый пол, потолок, белые стены, ковёр, полотенца и даже сменные тапочки. В эту странную чистоту я как-то не вписывался, что начало заставлять думать мой мозг. Подняв ободок унитаза, как приличный мальчик, я расстегнул ширинку и… расправив крылья, взлетел! Другого же варианта развития событий нет, да? В общем, пока я писал, в мою голову постучало осознание того, что произошло минут пять назад, а именно я изъявил желание поцеловать парня, причём сделал это вслух! Но я ведь дурковал, правда? Честно признаюсь: у меня уже был горький опыт общения с мужчинами, очень близкий опыт. Как-нибудь расскажу вам душещипательную историю про тринадцатилетнего мальчика, влюбившегося в физрука, который потом отделал его по самое не балуй у себя на квартире, а затем вышвырнул, предварительно поведав, как ненавидит пидоров и, переспав с малолеткой, ещё раз в этом убедился. Отсилибрейтив (celebrate – праздновать, англ.) этот факт попыткой суицида, я решил больше никогда в «люблю» не играть с большими дядями, ибо это унизительно, неоправданно, обидно и больно. И вообще, скажу вам, раз пошли на откровенности, первый поцелуй у меня был с девчонкой! А теперь… Ну, как сказать то?
Я смыл отбросы своего организма, повернулся к раковине и, открыв смеситель на полную катушку, умылся, наивно надеясь смыть с себя назойливые мысли о правильности действий. Не вышло… Знаете, надо извиниться перед Герой за себя глупого. Он, наверное, сейчас себя, как в жопе чувствует! В дверь ванной раздался тихий стук, а затем голос Айболита:
— Лёш, ты там что делаешь?
Я иронично фыркнул, вытирая руки :
— С аквалангом ныряю! – вышло, наверно, слишком резко, но меня бесят вопросы подобного рода. Ну что можно делать в туалете? Неужели так много стандартных вариантов?!
Пока я суматошно ворочал новую волну мысли, за дверью печально вздохнули:
— Извини меня, пожалуйста.
Он, что, издевается?!
-За что ты извиняешься? Это ведь я! – поняв, что снова начинаю беспричинно слишком громко выёбываться, я тихо открыл дверь и выглянул. Прислонившись к стене и закрыв глаза, рядом с ней стоял Герман. – Гер, это я должен извиниться.
Натолкнувшись на вопросительный взгляд, я понял, что сейчас от меня потребуют объяснений. Вот только что мне сказать? Я шмыгнул задумчиво носом и отвёл лупики в сторону. Вот, к примеру, симпатичный настенный светильник. По моей щеке скользнула ладонь, так невесомо, легко и быстро, что это было почти незаметно, но точно было! По-мужски красивая рука легла мне на голову.
— Глупый… — он заулыбался мне. Его глаза добрыми смешинками светились в полумраке коридорчика, почти с любовью глядя на меня. С любовью… Я млею… С любовью? ! Не понял! Нет, блядь, понял! На меня накатило злобное удушье, и я с размаху скинул его руку, захлопывая дверь:
— Сука, Герман, ты гей!
За дверью повисло молчание, а за ним смешливо растянулось:
— Ну-у-у-у-у-у… Это, конечно же, тоже вариант, просто я давно к мальчишкам влечений не испытывал.
Моей злости не было предела. Он что, подкатывал ко мне, чтоб отыметь?! Наивность я пучеглазая, а не мужик! Чёрт, а если, когда я выйду из ванной, он меня захочет изнасиловать? Надо взять что-нибудь потяжелей. Бегло пробежав по комнатке, мой взгляд наткнулся на стеклянную мыльницу, которая с виду была явно не весом с пёрышко.
— Лёш, извини. Я ничего плохого не сделаю, выходи.
Конечно, не сделаешь! Я тебе сейчас так верю, мой милый стоматолог!
— Слышь, Гер, ты хоть веришь сам в свои слова, а? Представь себя на моём месте! Семнадцатилетний парень, который оказался в одной квартире со взрослым мужиком, признающимся ему в неком влечении! Перспективно, не так ли? Да если ты захочешь, то заломаешь меня так, что вырваться я просто не смогу, и воплотишь все свои грязные фантазии в жизнь! – всё, понеслась Душа в Ад! Баста!
— Лёш… С чего ты взя…
— Точно, с чего бы это я?! Знаешь, даже слов твоих не надо, что б всё по твоей роже понять! Мне нужно было доверять первому впечатлению, и, хоть с насильником нужно вести себя тихо и покорно, я буду защищать себя, слышишь?! ПО-МО-ГИ-ТЕ! – надо же, какой у меня голос звонкий.
— Послушай… — но я снова прервал его тихую реплику. Резко распахнув дверь, я сбил его с ног и ударил той самой злосчастной мыльницей по голове. Лохматое чудище свалилось на пол и перестало шевелиться. Мысленно попраздновав победу, я схватил свою обувь и, держа её в руках, рванул в подъезд. Сбежав по нескольким пролётам, я остановился, поняв, что за мной никто не бежит. И тут меня парализовал ужас. Я ударил его… Он упал… Я ударил. Надо было вернуться – вдруг ему нужна помощь! А если я череп Гере проломил. Оперевшись на стену, разрисованную и расписанную всякой нецензурой, я боролся с двумя решениями: бежать или помочь. Здравый смысл и логика кричали мне о бегстве, но что-то между ребер – как там её, совесть? – тихо советовало подняться обратно и посмотреть, что с ним случилось.
За дверью было тихо. Заглянув в щель, я увидел, что мой несостоявшийся насильник всё так же лежит на полу. Влетел я в квартиру быстро, кинул на пол кеды, подбежал и присел к Гере, пощупал пульс, проверил дыхание, пару раз позвал его по имени. Затем ещё мгновение колебался насчёт вызова скорой – ведь это я его ударил — когда парень приоткрыл глаза.
— Сейчас, подожди чуть-чуть, — как-то слишком нежно и успокаивающе сказал я, — скорую вызову.

Интересный вопрос

Пока я вспоминал адрес и диктовал его девушке по ту сторону трубки, Герман перевернулся на спину и начал мямлить что-то типа «не нужна мне скорая» и «всё в порядке». Тогда, с горем пополам объяснивши какого рода помощь требуется, и нажав отбой, я строго посмотрел на парня, валяюшегося на полу и с придурковатой улыбкой пялящегося в потолок.
— Подложи мне что-нибудь под голову, горе-санитар, — командно кинул великий зубной врач.
— Я тебя сейчас добью! – беззлобно, но громко выдал я, вставая и быстро шагая к подушечкам-думкам, которые так и остались лежать на нашем неудавшемся «любовном ложе». Взяв одну из них и в два прыжка проделав путь обратно, я аккуратно присел у головы Геры и, приподняв её, подложил кусок материи. Парень нахмурился и закрыл глаза. Блин, ну как мне стыдно!
В дверь раздался звонок, и я выкрикнул:
— Кто там?
— Скорую вызывали?
***
Пока Герку осматривали прямо на полу, что-то у него спрашивали, делали укол в вену, меня, сидящего на кровати и тупо смотрящего на всё это хоть и цирковое, но не смешное, представление, съедало чувство вины. А он отшучивался, пока медсестра бинтовала ему голову, флиртовал с ней и улыбался. По всем этим признакам я понял, что долбанул его душевно. Разве нормальный человек будет себя так вести в подобной ситуации? Ответ очевиден.
— Эй, молодой человек, помогите перенести вашего друга, — скомандовала мне мед работница, на удивление маленькая женщина с крашенными в яркий каштан волосами.
Я немного ожил, помог Герману встать и перетащил его на кровать.
— Так, госпитализация вам не требуется.
Гера что-то подписывал, а я никак не мог прийти в себя, будто это он меня ударил, а не я его. Хотя, если б ударил он, я бы себя сейчас намного лучше чувствовал. Попробую описать свои ощущения. Ну, во-первых, мне было очень стыдно не только за своё поведение, которое было откровенно девчачьим, но и за свои действия. Во-вторых, я жутко злился на себя за то, что сейчас мне было стыдно… противоречия сжирали логику и смачно причмокивали вдобавок!
***
Дверь захлопнулась, а в воздухе парила липкая тишина. За окном уже сгустились сумерки, на экране повисло меню диска, которое появилось автоматически после окончания фильма. Я прислонился к косяку двери и посмотрел на Германа, даже сам чувствуя, как мой взгляд мало чем отличается от щенячьего. Он, полусидя на кровати, облокотившись на пару подушек, улыбнулся мне, щуря голые глаза:
— Не боишься оставаться с насильником в одной квартире? А вдруг я… — Гера зловеще замолчал, — … начну воплощать свои грязные фантазии в жизнь?
Я проигнорировал реплику – она была для меня безвредной – и спросил не в тему:
— Больно?
— Нет, что ты! Даже приятно! – он открыто растянул губы в улыбке. – В следующий раз, милый, перед тем как ввести новое развлечение в нашу половую жизнь, предупреждай, пожалуйста. Хорошо?
Я фыркнул - вышло это как-то совсем мило - и улыбнулся . Беспокойство отпускало мои внутренние органы:
— Зачем ты меня провоцируешь на новый скандал, а? – из меня невольно вылетел вздох. – У тебя есть раскладушка или матрац?
— Угу… надувной. Стой, ты что, остаться решил? – под этот возглас наш супермен чуть не соскочил с постели.
Я, нагло схватив ноут с пола, присел на кровать с другой от него стороны:
— А это проблема? Да, я хочу спать у тебя, потому что чувствую на себе ответственность за ЧП. Всё ясно, «милый»? — передразнил я.
Взглядом указав на бук, я спросил у Геры немое разрешение на включение оного. Машинка зажужжала и, после демонстрации привычной окончатой картинки, выдала моему вниманию обои рабочего стола, а там… Нет, он издевается! На картинке, точнее на фотографии, были два светленьких ребёнка годиков по пять, которые копошились в песочке. Скажите, что ничего криминального? Конечно, нет, если не учесть тот факт, что дети были в одних плавках! Какой нормальный мужик будет держать подобный бред на фоне?
— Кто это?! – сунул я в нос ему ноут.
Он немного удивился, одевая откуда-то волшебным образом добытые очки:
— Это Машка и Олег…
Гениально! Точно, это же Машка и Олег!Этот педофил хренов даже имена их знал!
— Какого они делают у тебя на заставке?
— Стоят, — выдал мне он ещё один потрясный ответ.
Я гневно залез на кровать уже с ногами, забыв напрочь о приличие. Подобрать слова быстро у меня не вышло, поэтому я решил немного подумать, но моё решение так и не осуществилось. Эта сука вымолвила ещё одну сногсшибательную фразу:
— Это дети мои – сын и дочка. Они двойняшки! Правда, прелестны?
Мне надо сказать было «да, конечно»? Какова вероятность того, что я так и сделал? Ну, надежда умирает последней, но в этом случае она не умерла, она сдохла без мук и агонии.
— Откуда у тебя дети?!
Гермат шутливо покосился на меня поверх прямоугольных очков:
— Это интересный вопрос. Кстати, на него рассуждать можно очень долго…
— Только не говори мне, что ты их спёр! – моё терпение не могло выдержать ни единого слова, которое бы не давало ответ на конкретно поставленный вопрос.
— Зачем? – искренне удивился парень. – Мне их жена родила.

Звено

— А, понятно, — я даже успокоился. Нет, конечно, подобной глупости – как кража детей — от него ждать было слишком опрометчиво, но мне кажется, что этот перц ещё и не на такое способен. А так всё, как у людей. Почему бы нет? У него внешность клёвая и характер сносный. Если откинуть некоторые странности, то он вполне мог бы быть добропорядочным семьянином. Так и представляю, как Герман держит на руках двойняшек, ходит с ними гулять в парк, рассказывает смешные и поучительные истории. Картина маслом «Счастливая семья» автор Алексей Флоров, то есть Я. Только не логично вот что выходило: квартира-то не походила на семейное гнёздышко.
— Ты чего притих? – из сложных рассуждений меня вынул спокойный вопросительный тон.
Я захлопнул крышку ноута и положил его на пол, посмотрел на Геру:
— А где твоя жена сейчас? – я сел по-турецки, подобрав ноги под себя, и поправив косую чёлку, которая успела отрасти за последние недели и теперь немного мешала.
— У себя дома… Мы разъехались года два назад, но вот с разводом ещё не определились.
— Она тебе изменила? – восторженно спросил ваш придурок.
— С чего ты взял?
Я театрально закатил глаза и вздохнул:
— В семейных драмах же всегда так! Она изменяет, а он, полный гордости и досады, собирает трусы в кучку и уходит, оставив всё нажитое жене.
— Правда? – на лице Германа играло искреннее изумление, а вот глаза его солгать не сумели и теперь язвительно подсмеивались надо мной. Я насупился, противостоя этому издевательски-невинному выражению его лица. Наша немая перепалка продолжалась ещё с минуту, а потом он произнёс:
— Хотя, это не она мне изменила, а я… Но это долгая и нудная история.
Во мне разгорелся интерес! Чёрт, знает, как меня заинтересовать. Я, кстати говоря, очень любопытный индивид. Сестра всегда говорила, что эта черта у меня как у девчонки отчётливо развита.
— Я никуда не тороплюсь! Рассказывай, — для пущей важности и готовности ваш герой улёгся на кровать и преданными глазами взглянул на Герку, который следил за каждым его движением.
— Не… Не буду, — с улыбкой пробормотал мужчина.
— Зачем тогда говорил? – терпеть не могу таких сволочей, который сначала скажут полслова, а потом полностью вслух его не произнесут. По упрашивать их надо, видите ли!
Гера перевернулся набок ко мне лицом , смешно морща нос ( до меня запоздало дошло, что это ему больно):
— Знаешь, информация эта… Как-то спонтанно вылетела.
— Слушай, что ты ломаешься, как целка-патриотка после пятого аборта, а? – выдал я, удовлетворённо понаблюдав за выкатывающимися из орбит зелёными глазами.
— Что?
— В смысл долго вникать! — снизошел я. — Рассказывай!
К выражению лица, украшенного очками, пришла прежняя смешливость:
— А если я попрошу потом информацию взамен?
Что ты можешь у меня спросить, а? Тоже мне, пугач! Ты ведь даже фамилии моей не знаешь… Ну, я тоже твоей не знаю… Мда, не удачный аргумент, ну да ладно.
— Проси ответ на всё, что хочешь, — с готовностью выдал я.
Герман довольно взглянул куда-то чуть выше моей головы и кивнул:
— Я попьяни переспал кое с кем года два назад, после этого случая мои взгляды на жизнь резко пошатнулись… Ну, в общем и всё.
— И всё? – моему разочарованию не было предела. Всего-то?! А где страстный и долгий роман на стороне, где пылкие признания, депрессии? Где, мать вашу?!
— Теперь мой вопрос… — он перекатился на спину, взглянув на потолок. — Ты когда-нибудь с парнем целовался?
— Чё за вопрос такой лажовый?!
Эта сука бесстрастно пожала плечами:
— А что с ним не так? Может мне тоже твой вопрос «лажовым» показался?
Чё, переиграл, да? Хренов взрослый!
— Да, я с парнем целовался…
Послышался смешок:
— А, ну тогда всё проще.
Я подпрыгнул, как от разряда, и уставился на парня, который снова во что-то играл со мной. Ответить что-то путное у меня так и не вышло, и я только открывал и закрывал рот.
— Лёш, ты невозможен! Тебе известно слово "юмор"?
— Нахуй ты меня опять подъёбываешь?! – запоздало взорвался я.
Отвечать на этот вопрос Айболит не стал, вместо этого задал свой:
— Ты комп брал только для того, чтоб на моих деток полюбоваться или для чего-то менее серьёзного?
— Мне выход в сеть нужен. Можно?
***
Машинка повторно уже за этот вечер зажужжала, выходя из спящего режима. Я подключил коннект – ненавистное мне создание мобильных операторов – и набил в строке поиска «фанрид» — сайтик с продой по бесполезному оринджиналу, но зато от любимого автора.
Герман тем временем пошёл в душ, давая мне время на спокойное прочтение долгожданной главы, но её не было! Так же в сети не было и самой Лиры, но обычно она зависала здесь в это время, отбиваясь от псевдо-фанатов по личке.
Перечитывать чьи-либо работы я не любил, но для неё всегда было сделано одно большое исключение, которое покрывало все щели моего сознания. Я открыл недописанную девушкой историю и начал читать с самого начала. Это был детектив с элементами мистики и, как ни странно, с обычной, нормальной романтикой.
Дверь ванной щёлкнула замком — зачем он закрывался? – и передо мной явился вымытый Он! В пижамных штанах, с распущенными волосами и голым торсом – звезда стриптиз шоу, не иначе. Хотя, признаюсь вам, первые две доли секунды любовался, но не с завидовал. У меня у самого кубики на прессе есть! Я вам не принцесса Грёза, я мужик!
— Что ты там так увлечённо читаешь? – присаживаясь на кровать и заглядывая в монитор, спросил наш полубог зубной пасты. И вообще, какого хрена так лезть? Может, у меня там интимная переписка?!
— Рассказ? – с интересом прозвучал вопрос. Ага, я уже верю, что тебе это интересно!
— Кодекс РФ! – выпалил рот, не дав мозгу додумать.
— Гм, а такой есть? Может всё-таки рассказ? – после этой фразы можно было сердечки ставить —так сладко она была произнесена.
Я взвыл от бессилия. Не обращая внимания на моё состояние (или пользуясь им?), мужчина спросил снова:
— А кто автор? Что-то мне подсказывает, что это не Чехов или Лермонтов.
— Ой, Шутник Петросянович! – беззлобно буркнул я. – Эта авторша… Она пишет под ником Лиры. Кстати, мне нравится то, что она пишет!
Не дослушав меня, Гера подтащил ноутбук ближе к себе и, довольно быстро сориентировавшись на сайте, зашёл в профиль Лиры. Секунду просматривал его, а потом, весело покивав себе самому, сказал:
— Никогда не читал её рассказы. Ты мне можешь что-то посоветовать?
 
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:56 | Сообщение # 5
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Ляпы жизни

(*вот объясните автору, почему она всегда вместо имя «Герман» хочет написать имя «Глеб». Нет, ну конечно понятно – плохой жизненный опыт, но не настолько же!*)
Проду писала в боксе. Большую часть на телефоне) Но выложила же... Это главное)

Чем мы ещё занимались в тот вечер? Ну, Герман стебался надо мной, я же в свою очередь с блеском – как мне кажется – парировал его устные выпады и был собой доволен. Когда я, не удержавшись, зевнул, то мужчина потрепал меня по голове и начал рассказывать о том, как я хочу спать, а то мне самому неизвестно было походу. Поматерившись ещё про себя с полминуты, ваш герой встал с уже нагретого и мягкого места и начал покорно(!) выполнять указания Геры, который с каждой минутой всё меньше походил на больного:
— В нижней задвигушке слева – матрац.
— В чём? – выдал мой мозг, не спрашивая меня.
Герман наигранно вздохнул, закатывая глаза:
— Видишь шкаф? – он ткнул в сторону шкафа (КЭП, спасибо!). – Вот, в нём слева встроенный комод – такие ящички на колёсиках – а там, в синем пакете, матрасик и насосик.
Просмотрев полностью всё представление, я решил не язвить, как хотелось мне сделать с самого начала, а сыграть на правилах это недопедо. Посмотрев прямо в глаза Герману, я скрестил руки на груди и спокойно произнёс:
— Какой шкаф?
— Белый, — немного нахмурившись, ответил мужчина.
— Не вижу!
— А-а-а… Ты хочешь заставить встать старого больного человека? Бессердечный!
После реплики, от которой мне должно было стать стыдно, но не стало, Гера в один резкий рывок встал с кровати и резво поковылял к мистическому белому шкафу с ящичками на колёсиках слева. Чуть притормозив у самого «лица» деревянной мебели, он нагнулся, выставив в мою сторону свой зад, который обтягивали чёрные штаны, и достал тёмный кусок резины, сложенный в ровный квадратик, и пластмассовую коробочку серого цвета – электрический насос.
— Держи, любовь моя, — всё ещё не разгибаясь, сказал мужчина.
— В такой позе эта фраза звучит двусмысленно… — с ехидной улыбкой съязвил я, чувствуя, как по телу разливается приятное ощущение правильности сказанного. Не удержав порыва, я быстренько очутился сзади Германа и, положив руки ему на талию, шутливо толкнул его бёдрами. О, какие же глаза на меня посмотрели! О да, детка! Это был взгляд охуевшего и очень напуганного бобра, у которого инопланетная организация по защите окружающей среды отбирала право на повалку деревьев. Пользуясь ступором Геры, я наклонился, как можно ближе и потянулся, как можно дальше к его уху, и прошептал:
— Ссышь?
Гера резко разогнулся и повернулся ко мне:
— Я ли? – с этими словами он как-то грубо всучил мне матрац и насос.
Я немного помялся – уж очень близко мы были друг от друга, а мой задор куда-то спрятался. Вот как вы думаете, что меня могло ждать после такой насмешки над взрослым мужчиной? Пока мой мозг взвешивал возможные варианты дальнейшего сценария, Герман как— то странно закинул голову и осел, облокотившись на всё тот же белый шкаф.
— Ты чё? – задал я оригинальный вопрос.
— Голова…
— Скорую?
* * *
Скорую помощь мы так и не вызвали в тот вечер. Я немного поворчал на Герку по поводу того, что тот скакал козлом, когда ему лежать надо было. Он в свою очередь напомнил, кто же всё-таки виноват в его состоянии. Дальше рассказывать нечего. Мы улеглись спать, а утром спокойно разошлись: он на работу, а я домой. После этого недоприключения мы не то что не виделись, но и не созванивались дней пять. Почти неделя…
Телефон завибрировал в кармане, а потом раздалась мелодия. Конечно, мелодией набор металлических ритмов с жёстким воем назвать сложно, но мне нравится. Я выцарапал вырывающуюся мобилку из заднего кармана домашних шорт: это была Юлька.
— Привет, -— тихо прошелестела Пилюля, — занят?
— Здаров, – настороженно сказал я. – Да ни очень-то и занят… Лапшу варю.
* * *
Такой голос у своей подруги я слышал два раза: первый раз, когда она случайно сварила своих гуппёшек (не спрашивайте как!) , а во второй раз, когда она проиграла свою месячную зарплату. Теперь я, наслушавшись жалостных интонаций, нёсся на скейте к Юльке. Жила она в девятиэтажке, на последнем этаже. В её семействе водились папа, мама и бабушка. По обыкновению родители в это время были на работе, а значит, Юля была сейчас с бабушкой. Толком мне одноклассница ничего не объяснила. Мол, приедь и всё тут. Вот сейчас я и еду, точней, уже приехал.
В подъезде, как всегда, было чисто и не пахло различной дрянью. Звонок привычно отозвался трелью за дверью, замок заскворчал, и на пороге появилась Юля. Меня немного перекосило. На лице девушки красовался здоровенный синяк, который тянулся от глаза до самых губ сквозь всю скулу. На крохотной девочке это смотрелось мало что того не привычно, а аномально. При росте в метр с кепкой, Юлька была очень проворной, и набить ей морду могла не любая тёлка, а значит, это сделал кто-то другой.
— Кто? – без особых уточнений спросил я.
Она, усмехнувшись, отошла на пару шагов вглубь квартиры, пропуская меня, игноря мой вопрос, прошла в свою комнату через розовый коридорчик. И только теперь я заметил, что на Юле была чья-то мужская рубашка на голое тело. И именно мужская. Покрой и размер её говорили сами за себя. Юля всегда была девочкой со странностями. Сначала законченной лесбиянкой, а потом резко перекинулась на взрослых дяденек.
Я прикрыл дверь, защёлкивая винтушку замка, и прошёл за ней.
— Юль, кто? – во мне начало подкипать говно.
— Лёш, я красивая? – девчонка, а именно так я её и воспринимал, поправила светлые милированые волосы.
О, да! Особенно с этим макияжем! Он тебе так идёт, словами не описать!
— Ты чё несёшь? Тебе, нахуй, мозг выбили?! – о да, я собственник. Очень не люблю, когда обижают мою мебель, тем более бесит, когда сильный слабого бьёт.
— Лёш, я красивая? – она опустила голову и начала расстегивать трясущимися пальцами белую рубашку.
— Нет, ты не красивая, — руки девушки замерли, — ты больная!
Я подлетел к Юле и обнял. В такие моменты чувствуешь себя супер сильной опорой слабого пола. А она, в свою очередь, уцепилась за меня, как за спасательный круг, и начала глухо всхлипывать. Дав ей время проплакаться, я присел на диван, потянув одноклассницу за руку, заставляя сесть рядом.
— Расскажешь? – смирно спросил я.
— Расскажу, — без боя сдалась Юлька. – Он сказал, что… Ну, в общем, или на хуй идти, или в постель с ним ложиться. Мол, таких дур, как я у него вагон и тележка, а деньги ему всё равно на какую шваль тратить, лишь бы отсасывала хорошо. Я сказала, чтоб он шёл… А он меня по лицу... Лёш, переспи со мной.

Женские особи.

—Ты переспишь со мной?
Я немножко, как бы это сказать… Ладно, скажу по-русски. Я немножко охуел (как вообще это слово правильно пишется? Оо) . Переспать с ней? Как?! Теорию про пестики и тычинки я знаю, но она ведь не объект сексуального домогательства, а кусочек Души. Она моя подруга, к тому же, я никогда не воспринимал её как девушку. С другой стороны, когда этот вопрос задаёт девушка, он является риторическим, то есть не имеет ответа. Скажешь ей «нет» и она обидится, мол, не нравится она мне, а скажешь «да» — то она обидится вдвойне, ведь я весь такой плохой, только об «этом» и думаю. Из двух зол по традиции нужно выбирать меньшее…
— Нет… — говорить о гениальности и красноречивости ответа не стану.
На меня уставились стёкляшки Юлькиных глаз с расширенными зрачками. Моя подруга была под привычной дозой.
— Почему? Не бойся, я умею… Не всё, конечно…
— Слушай, тормози, а! Ты послушай себя! У тебя сезон отчаянного блядства?! В чём дело?! Раньше на тебя разочарования твоих мужиков мало действовали!
Моё негодование — ну назовём этим умным словом "рядовой выебон" — осталось незамеченным. Юлька прижалась ко мне и, чуть привстав, спросила:
— Почему, Лёш?
Что тебе сказать?
— У меня есть девушка! – я гений.
— Кто?! – о, вот моя прежняя Юля.
Я лукаво заулыбался. Девчонка просекла подвох и обиженно вскочила с дивана. Вот как она могла так быстро менять фокус на проблеме? Ещё тридцать секунд назад она была озабочена … Кхм… Чем же? Ну, просто озабоченна, а теперь её волнует моя озабоченность!
Юля скрестила руки на груди и чётко заявила:
— Пиздишь!
— С чего ты взяла? Ты прекрасно знаешь, в кого я влюблён.
— Ну, она же не твоя девушка!
— Ну и что? – я вопросительно взглянул на Юльку и важно проговорил: – Изменять своей возлюбленной – не уважать свой выбор.
— Ой, я сейчас заплачу! Ладно, выйди, я оденусь.
И это мне говорит та, что хотела заняться со мной сексом минут пять назад, так ещё и днём! Мой мозг… Мой мозг!
***
— Кстати, а где Людмила Сергеевна? – уже на кухни спросил я у курящей в форточку Юли.
Подруга уверенным движением отправила окурок в далёкий путь и повернулась ко мне:
— Бабушка на дачу ещё вчера уехала. Сказала, что соскучилась по родной землице.
— И в честь этого ты отрываешься как можешь… — недовольно скосив глаза, пробормотал я. Вообще, Юлька была испорченной девочкой. Она раньше кидалась нациком*, теперь бросила и стала много курить. Она единственный ребёнок в семье, а её родители очень даже обеспеченные люди, так что Юле прощается практически всё.
Мы ещё немного поговорили, она рассказала о том, что все мужики сволочи, кроме её папы, меня и двоюродного племянника. Выслушав Юлю, пожелав ей удачи, я побрёл домой. Казалось, чего так летел сюда? Единственно, что меня нервировало, так это факт того, что Юльке всё же досталось. Встретить бы того, кто её так. В рожу бы ему дал… Точно бы дал!
Я повернул на одну из главных улочек. Вообще, наш городок всегда преобразовывался во время пляжного сезона. Конечно, он не являлся прибрежным, но через него проходило много народа, который толпами валил на море. Что люди находят в море? Заваленные телами пляжи, возгласы «пиво, рыба, раки». Горячие пирожки… Какие, нахуй, горячие пирожки? На улице плюс сорок! Ну да ладно, нравится людям – пусть едят, я им разрешаю.
Отскочив от очередного сдыха**, который засмотрелся на цветущую магнолию, я чуть не упал. В честь этого послышался дружный девичий хохот за моей спиной. Конечно, человек с землёй почти поцеловался — это же так смешно! Я повернулся на источник смеха и злобно зыркнул глазами. Оказалось, что это надо мной малолетки смеялись. Конечно, после моего взгляда они заткнулись, но стоило мне отвернуться, как смех раздался новой волной.
Не став обращать внимание на этот детский сад, я встал на скейт и хотел уже оттолкнуться от асфальта, как мой взгляд поймал на одно открытое кафе, точнее на его посетителей. За угловым столиком пристроилась пара. Одним из этой пары был Герман, а рядом с ним сидела миниатюрная девушка. Во мне загорелся интерес, и я потихоньку подкрался ближе. Разговора я, к сожалению, не услышал, но смог разглядеть её. Строгая стрижка каре с длинной ровной чёлкой, которая, если чуть наклонить голову вперёд, скрывала глаза. Волосы, выкрашенные в цвет вороньего крыла, прям как у меня. Бежевое платье в крупный белый горошек было затянуто широким ремнём. Девушка эта оказалась довольно маленького роста. Она о чём-то спорила с Герой, тот же хмуро смотрел в сторону, то и дело покачивая головой. На столе стояли две кофейные чашки, а рядом лежала одинокая белая роза. Девушка начала новую реплику и вдруг, наверняка почувствовав мой взгляд, посмотрела на меня. У неё были изумительно синие глаза. Кто ты?
_________________________________________________________________
*Насвай — это изделие, вещество, состоящее из гранул или мелких “травинок”, которое вызывают зависимость. Его считают слабым наркотиком.
(Примечания автора сия рассказа: «Насвай вызывает рвоту, боль в животе, а также иногда живот начинает очень сильно крутить. У многих из-за зеленой волшебной травинки со временем появляется рак губы, что, как вы сами понимаете, приводит к смерти человека. Я не буду говорить, что принимать его вредно или плохо, так же не скажу, что потом у вас будут зелёные дети… Нет, детей у вас не будет вовсе. Вы просто не успеете полюбить и создать настоящую семью.
Побочные эффекты от использования насвая
1.Вегетативные нарушения
2.Потливость
3.Ортостатический коллапс (состояние, при резком изменении положения тела, человек испытывает легкое головокружение, муть в глазах)
4.Обморок.
5.Повышение риска развития онкологических заболеваний
6.Заболевания зубов;
7.Заболевания слизистой ротовой полости;
8.Заболевания слизистой пищевода;
К этим официальным данным я могу лишь добавить, что брезгую близко общаться с людьми, употребляющими мерзко пахнущие гранулы. Ни о каких французских поцелуях речь вообще не может идти.» )
** Сдых – отдыхающий.

Свежевыжатый Я.

Тонкая бровь «домиком» приподнялась вверх, я сглотнул и решил подойти ближе. Что мне было терять, я и так уже спалился. А любопытство, оно, знаете, такое… Ну, такое… Да что мне вам рассказывать-то?! Сами всё знаете! Герман обернулся и, немного примерзнув взглядом к моей гордо приближающейся фигуре, слабо улыбнулся.
— Привет, Гер, — оригинально начал я, подойдя вплотную к оградке кафе, которая была сделана из какого-то плетёного растения, хотя это и не спасло её от многочисленных цветных вывесок с рекламой. — Здравствуйте.
Это уже было сказано фарфоровой девице. Она же лениво наклонила голову влево, от чего её волосы соскользнули с лица и открыли отчётливую светлую полоску от виска до подбородка. До меня не сразу дошло, что это шрам, но, как только осознание постучалось в мою шальную голову, я на удивление заметил, что это её совсем не портит, а даже на оборот. Не смотря на всё эти замедленные движения девушка с любопытством рассматривала меня, и этот взгляд вызывал раздражение.
— Кхм, – послышался голос Германа, про которого я уже и забыть успел, — Привет, Лёш. Я сейчас немного занят, у меня деловая встреча, но я скоро освобожусь… Подождёшь?
Нет! С какого ты мне сдался? Ждать ещё тебя! Да кому ты нужен? Кто ты вообще, а?! Что ты можешь? Нахуй надо!
— Конечно, подожду, — сказал я вслух.
Послышался звонкий скрежет посуды – это оказывается, та самая кукла поставила чашку, с которой только что пила кофе, на стол. Её взгляд яростно метал молнии в Айболита:
— Избавьте от подробностей. Меня сейчас стошнит! Нет, ладно, с Олегом но это уже… — она замолчала и после шумного вздоха добавила одними губами: «Пе-до-фи-лия».
Ух, ты! Концерт по вашим заявкам! Я с довольной ухмылкой облокотился на вышеупомянутую оградку кафешки.
— Надежда Фёдоровна, мы, кажется, сейчас обсуждаем не мою личную жизнь, — деловито начал Герман, — тем более, что вы к ней уже ну никак не относитесь. Это первое, а второе: оскорблять ребёнка, не имея на то оснований, – низко и безнравственно, — не менее деловито закончил он.
Девушка, как уже выяснилось, Надежда Фёдоровна, подскочила со стула:
— А ребёнок-то тут этот причём?! Это же ты у нас любитель быть сверху в позе «наездника»!
— Да тише ты! – не выдержал Гера.
— И ещё, — выплёскивала она остатки злости, пока искала что-то в сумке, — детей ты не увидишь! Никогда!
И вот оно прозрение! Так эта наша жена!
— Эх, взрослые, взрослые, что же вы делаете? – не выдержал я и начал комментировать. — Вы молодая красивая девушка, а так горячитесь по пустякам. Я так понимаю, в вас говорят злость и обида на своего мужа, но на самом-то деле он не совершил ничего, за что его нельзя было бы простить. Попытайтесь понять его и принять таким, какой он есть, — выговорив всё это, я прикрыл глаза, понимая, какую великую речь толкнул. Они теперь обязательно должны помириться!
Через долю секунды из моих блаженных рассуждений меня вырвало что-то тёплое и жидкое, текущее по моему лицу. Это был кофе… Он… откуда он здесь? А знаете, откуда он здесь?! Эта баба плеснула мне его в рожу! На мою прекрасную рожу! И знаете, что я сделал? Да я охуел, правда, ненадолго.
— Ты, блядь, ебанутая что ли?!
— Мальчик, таких, как вы с ним, лечить надо. Вы поперёк природы и общества, — с этими словами она, завиляв хвостом, упёрлась в сторону выхода, а ей вслед ещё с минуту смотрели ошарашенные свидетели нашего мини-цирка на колёсиках. Мда, и всё же импровизация – это главная фишка жизни.
— Лёш, тебе кто-нибудь говорил, что ты очарователен? – устало улыбаясь, спросил Гера.
— Да, — ответил я, морщась и вытирая рожицу платком, – физрук в средней школе.
***
Ну, после происшествия меня отмыли в общественном туалете всё той же забегаловки и позвали прогуляться и подышать свежим воздухом. Тут-то и началось всё самое интересное. Ведь вы для этого сюда пришли, да? Послушать, как мы с ним начали «официально» встречаться? Да, хитрые моськи, гений мира сего, то есть я, вас насквозь видит.
***
— Она сказала, что ты пассив, — после долгого молчания и скитания по улице, усыпанной магазинчиками, заявил я.
— Пассив? – мужчина приостановился. – В смысле?
— Ну, помнишь… твоя бывшая кричала про позу «наездника», — чёрт, почему меня это так смущает. Как представлю его распущенные волосы, томный взгляд, разгорячённое тело, капельки пота, стекающие по коже. Вот он обхватывает свой член, двигает рукой, массирует, потом начинает растягивать себя пальцами и, когда чувствует, что уже готов, насаживается на …
— Забудь, – Герман посмотрел куда-то выше моей головы.
Чего забыть-то?
— Если честно, я даже не могу представить тебя в этой роли, — с честными глазами соврал я. – Ну какой из тебя пассив?!
Мужчина перешагнул с ноги на ногу:
— А почему ты так думаешь? – в его глазах заплясали джагу-джагу чертята.
Какой у нас интересный разговор посреди улицы!
— Ну, сам погляди, — я взял его за руку и подтащил витрине большого кондитерского магазина, в которой мы отчетливо отражались. – Ты у нас высокий, спортивный, красивый мужик. Какой у тебя рост? Под метр девяносто? И плечи у тебя широкие. Если кто из нас пассив, так это я. Вот почему я считаю тебя самым настоящим самцом-активом!
По лицу Герки раскатилась шальная улыбка, а затем он разразился смехом:
— Я тебя обожаю, Лёш.
Он так звонко смеялся, когда произнес это, что я не смог не улыбнуться, ведь это рефлекс, как в стае бабуинов, а вот по щеке почему-то предательски заскользила слезинка. «Уке» — это судьба?
 
l06lДата: Понедельник, 18.07.2011, 18:57 | Сообщение # 6
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Вызов.

Почему здоровые сильные перспективные мужчины становятся геями? В чём причина? Психология, анатомия, насмешка Судьбы? Как часто вы задавали себе этот вопрос? Я уверен, что часто, но, пожалуй, ни разу не домысливали его, потому что вас это не касается. Тот, кто попробовал всё сполна, не станет мучиться вопросом, на которого нет ответа. Выходит, что я до сих пор могу повернуть назад и не пялиться сейчас на этого мужика, который по какой-то, хуй-знает откуда взявшейся, причине становится центром моей Вселенной. Наверное, я жалок. Сначала любовь к женщине в режиме Online, а теперь к мужчине в режиме «пидорас» (примечание автора: проверочное слово «пидор»?).
— Что случилось? – центр моей Вселенной выпучил от удивления глаза. Конечно, как их не выпучить при таком зрелище: парень-подросток плачет без причины на улице. На ум приходят лишь психиатрические заболевания, правда, я никогда не думал, что гомосексуальные привязанности входят в их список. В такие моменты в голове столько мыслей и активированных мозговых процессов, что на банальный мат не остается времени и сил. Если бы я знал, что и в какой момент случилось, то всё было бы проще.
— У меня живот болит.
***
День выдался по-настоящему летним. На небе не было ни одного облачка, а воздух плавился над асфальтом дорог. Я успел даже изрядно вспотеть, пока мы шли в тени платанов, которыми были усажаны улицы городка, ибо это походу самое живучие растение и, к тому же очень удобное, открываешь кафешку и название ей придумывать не надо. Вот он, рядом растёт. Конечно, больше ни о чём сверх-паранормальном мы не говорили с Герой. Я заметил, что он хочет направить меня в другое русло, подальше от его семьи и человеческих чувств. Мужчина менял тему разговора, часто хмурился и обдумывал свои ответы. Это так у него чувство ответственности проявлялось? Ну да, он ведь взрослый, а у них есть свойство эту, так называемую ответственность, брать на себя, хотя на самом деле они всё этим и усложняют, пытаясь удобрить мнимым решением проблемы свою собственную Совесть. А не выйдет, как, в общем, и всегда. Вот что он сейчас сможет исправить? Правильно…
— Ты не хочешь перекусить? – Гера поправил очки на узком носу.
Я пожал плечами, перехватив скейт поудобней:
— У меня нет с собой денег.
— Я угощаю, — лыбиться сука, так классно лыбится.
— Ну, тогда я могу ни в чём себе не отказывать!
***
Я с усердием изучал меню, но, признаюсь честно, по жизни есть вне дома я не любил, тем более летом. Ибо жизненный опыт с участием поноса, рвоты и больницы давал о себе знать. Но, как говориться, на халяву и уксус – водка!
Мы сделали заказы, я – картошку по-французски, салат с морскими гадами и на десерт мороженное, а Гера заказал грибной суп, какое-то там мясо и финтеперсовый зелёный чай.
Официанточка, которая принимала у нас заказ, так сильно крутила задницей, что мне начало казаться, что она подрабатывает вентилятором. Я не удержался и начал тупо лыбить жало, потом указал Гере взглядом на это недоразумение, и он иронично фыркнул.
Наш столик был самым угловым, и я, сидя лицом к дверям, мог спокойно наблюдать за остальными людьми в зале. Порой мне казалось это очень забавным. Может поэтому я и не особо заметил молчание, повисшее между нами, ну а мой спутник (мой спутник!) изучал глазами стенку за моей спиной. Кстати, сегодня на нём была немного странная одежда, хотя Гера всегда выглядел разно. Волосы были убраны в тугой хвост, очки были другие, те, которые он носил раньше, у него не сползали, а эти он постоянно поправлял. Рубашка глубокого зелёного цвета подчёркивала тон глаз, синие джинсы на бёдрах туго держал ремень с пряжкой – ну любит он их — , а на ногах были чёрные кожаные шлёпки. Без моего внимания не остался и женский медальон, в такие обычно фотки вставляют, который висел на кожаном шнурке, намотанном на левое запястье. Ни разу не видел его до этого. Это она ему отдала? Хотя, подобная информация меня не интересует. Совсем не интересует… Совсем нет.
О, жрачку несут, жрачку несут! А пахнет то как!
На стол аккуратно поставили тарелочки, только тогда Герман вышел из транса, в котором прибывал последние пятнадцать минут:
— Слушай, а кем ты хочешь стать?
Не, ему не стыдно такие вопросы задавать,а? Я же ем! Ты ещё спроси, что я буду на ЕГЭ в одиннадцатом сдавать по выбору, испорть мне трапезу!
Я покривил рожицу:
— Точно ещё не знаю. Всё так сложно в мире, где у тебя нет перспектив на будущее.
— Ну, зачем же так траурно? – мужчина весело заулыбался.
— А как иначе? Вот ты почему стал стоматологом? Ведь из-за денег, да?
Гера немного помялся:
— Не исключено, но в этом есть и свой прок. Всё же я избавляю людей от боли и страданий.
— Панацея прям.
— А ты как думал? – он удовлетворённо отхлебнул свой суп. И я последовал его примеру, нет, я не полез в его тарелку хлебать суп! Я не вы! Я наколол креветку из салата на вилку и отправил в рот, тут же ощущая кислый вкус соуса и ноющую зубную боль.
— Не вкусно? – с подозрением спросил Гера.
— Да нет, это просто зубы болят.
— А-а-а… Когда последний раз был у любимого врача, — эта сволочь хитро заулыбалась.
Я в свою защиту быстро среагировал, понимая, к чему клонит мужчина:
— Они у меня целые!
— Ну конечно, — протянул Гера, ломая треугольный кусочек серого хлеба. – Тем немение, я могу посмотреть, ведь твой племянник должен прийти ещё раз. Или наш дядя боится стоматологов и даже меня?
Сука! И это был вызов!

Панацея –
1) у алхимиков лекарство, якобы исцеляющее от всех болезней, названное по имени древнегреческой богини Панакии (Panákeia — всеисцеляющая).
2) В переносном смысле (иронически) — средство, избавляющее от всех зол, для решения всех проблем.

В кабинете у врача

Я ставил книги на полку одну за одной, располагая не в алфавитном порядке, а по изменению цвета – от самой светлой к самой тёмной – ведь так намного красивее. Не смотря на то, что я форменный уёбок, книжек у меня всегда было много. Мама постаралась при жизни. Она часто ездила в командировки и привозила с собой подарки для нас с сестрой. Чаще всего это были красочные энциклопедии, но иногда и коллекции детской литературы. Однажды она привезла книгу лично мне. Её тёплые, немного пухлые руки протянули мне увесистую книжку в подарочном переплёте. Корешок красного томика украшал золотистый узор, а на обложке красовалась резная надпись «Копи царя Соломона; Генри Р. Хаггард» . Нина, моя старшая сестра, тягучим движением утянула у меня книжонку из рук, открыла и зачитала вслух:
— «Эту необычайную, но правдивую историю, рассказанную АЛЛАНОМ КВОТЕРМЕЙНОМ, он с чувством глубокой симпатии посвящает всем прочитавшим ее мальчикам большим и маленьким», — фыркнула и прокомментировала. – Типо девочкам, хоть большим хоть маленьким, это не посвящается? Дискриминация по половому признаку!
— Не нравится, не трогай! Всё равно не твоё! – с ревностью выкрикнул я, отбирая заветный подарок. Тогда я ещё не знал, что это будет последняя книжка, которую мне подарит мама.
Я прочёл её от корки до корки, исписал поля неумелым детским почерком, а когда выучил книжку почти наизусть, мама умерла от неправильно подобранного антибиотика, на который у неё была аллергия. Тогда мне казалось, что мир рухнул, но я ошибся. Мир рухнул, когда её привезли из морга. Всегда цветущая весёлая женщина лежала бездвижно в деревянном гробу. От её улыбки, веснушек и ярких рыжих волос осталось только тление. Отец хотел отправить ночевать меня к крёстной, но я настоял на том, чтобы остаться дома. Нина постоянно плакала, и мне её было очень жалко. А мама… А мама лежала и будто спала. Порой мне казалось, что она дышит, а её ресницы вздрагивают, как во сне. Я взял «Копи царя Соломона», залез на стул, стоящий слева от гроба и начал читать вслух. Так как я не знал, читала ли она эту книгу когда-нибудь, то начал с самого начала. Читал я весь вечер, всю ночь и всё утро, а когда часы пробили двенадцать, я закончил.
Маму похоронили в три часа дня на городском кладбище. И, когда забили последний гвоздь в крышку гроба, я наконец понял, что больше никогда её не увижу.
***
Я умылся, смывая с себя ночной кошмар. Этот сон снился мне редко, но так детально, что хотелось утопиться. Её похороны, папины слёзы, Нинины ночные крики, от которых она сама подскакивала в холодном поту. Что ей снилось? Мне кажется, что то же самое, что и мне. Моя мама была самой красивой на этом и том свете. Красивее всех вас вместе взятых.
Так, надо почистить зубки, всё же сегодня я иду на приём к этому пидору. Его самоуверенность меня убивает! Вот посмотрим сегодня кто кого. Драя зубы, как палубу военного корабля, я обдумывал, что бы мне такого надеть? Хочу что бы мою бабочку было видно. Кстати, её заметили все мои друзья, а вот Гера даже не заикнулся. Из это следует, что он не засматривался на мою спину, что означает, что моя спина его не интересует, а значит, мы имеем… Эх, а значит мы имеем мой мозг!
Натянув джинсы на свой тощий и в меру волосатый зад, я с упоением начал отыскивать чёрную борцовку. Точно помню, что она должна быть чистой. О, а вот и она, в этом бардаке так сложно что-нибудь найти! Так, теперь опишу вам невъебенно прекрасную картину целиком: чёрная борцовка, естественно прекрасно оголяющая моё крылатое насекомое, голубые джинсы, пару кожаных браслетов на левой руке и декоративный крестик из простого металла на длинном ремешке. Вы уже хотите меня? А я не дам!
***
Выйдя из маршрутки, я направился к дверям дома моей сестры. К моему глубокому удивлению, её открыл мне Денис, муж моей сестры.
— Здаров, Лёш! – он жизнерадостно протянул мне руку.
— Привет.
Прослушав полную лекцию про страховой полис, медицинскую карточку, рентген зубиков Димочки, я схватил эту тварь за руку (Димочку) и отправился на трамвайную остановку.
— Лёш, а ты знаешь, что с этой татушкой ты выглядишь, как конкретный пидорас? – спросил меня мой любимый племянник.
На что я, обернувшись с улыбкой, ответил:
— А я и есть пидорас!
***
Прибыв в детское отделение зубной городской больницы, мы прождали ещё около получаса, пока Герман Андреевич освободился.
— О, ты привёл сегодня ко мне своего дядю? – конечно, эта сука не мог промолчать!
После не очень интересных препирательств Гера и Дима скрылись за дверью, а я остался один в пустом коридоре. Ну что же, достаём мобилку и топаем в инет! Кстати, давненько я здесь не был, то посиделки с друзьями, то помощь папе по работе, то этот Гера, чёрт его дери… хотя нет, не дери, я сам. Короче говоря, из рядового задрота я начал превращаться в обычного мальчика. Не порядок! На сайте с фиками было тихо и глухо – всё поразъехались на лето, и только кучка старожил продолжала обновлять свои роботы. В их числе была и любимая мной Лира. Она забросила основную историю – печаль… Зато появилась маленькая душещипательная история про гей-парочку. Взрослый мужчина, пользуясь своей привлекательностью, очаровывает паренька, дарит ему веру в любовь, а потом жестоко трахает у себя дома. Ни завязки, ни развязки, зато постельная сцена хорошая, красочная такая. А Лира у нас любительница садистских штучек? Не знал. Но зато теперь при нашей личной встрече смогу это использовать. Свяжу ей руки, так же, как она в тексте их парню связала и завяжу глаза. Красота!
***
Через два часа Дима вышел из кабинета, и я в него зашёл. Медсестра куда-то подевалась, а Гера заполнял какие-то документы. Я помялся на входе, тогда он обратил на меня внимание:
— Садись в кресло.
Я сел в небольшое кресло, которое стояло рядом с дверью. Герман с удивлением на меня посмотрел, сквозь свои прямоугольные очки.
— В медицинское кресло, Лёш.
Я, как на казнь отправился к этому электрическому стулу, а именно так я воспринимал его! Мне казалось, что сейчас я упаду в обморок. Преодолев все свои страхи и три метра напольной плитки, которая мне показалась полем игл, я уселся на кресло, чувствуя насмешливый взгляд мужчины.
— Открой ротик, золотце, — включая противную лампочку, от которой глаза лезли на лоб, и одевая повязку, сладко проговорил Герман.
Я послушно раскрыл рот и зажмурил глаза. Гера начал ковыряться противными железяками в моём рту. Через пару минут, что длились вечность, он уверенно выдал заключение:
— У тебя всё чисто, поздравляю.
Я свободно выдохнул и открыл глаза, Гера щёлкнул кнопку лампы:
Ура! – не удержался я.
— Ладно, давай посмотрю ещё раз.. Так, на всякий случай.
В этот раз открыть рот и закрыть глаза мне удалось намного легче, но ненадолго. Моих губ легко коснулись тёплые пальцы без перчаток, а потом и мягкие губы. Я чуть воздухом не подавился.
— Твою мать! Ты чё творишь?!
— Ш-ш-ш, я целую…
Бережно, пробуя, без языка, скользя то по нижней губе, то по верхней, мужчина гладил меня по щеке и не настаивал на большем. Всё было, как в тумане, будто ощущения не мои, а чужие.
Я целовался с взрослым мужчиной посреди стоматологического кабинета и мне это чертовски нравилось.
 
СеленДата: Понедельник, 25.07.2011, 23:51 | Сообщение # 7
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 68
Репутация: 1
Статус: Offline
Успела пока только дочитать до главы "Сука", но мне уже нравиться!))Герой такой понятный, обычный, словно парень с соседнего этажа smile А его увлечение таинственной Лирой и как следствие писанинкой такое знакомое biggrin Сестра ГГ - просто идеал жены))Позабавила. А уж племянник - мелкий чертенок, я бы такого прибила точно! Стоматолог....мне кажется что он и Лира-один человек, только если догадка верна, то зачем прикидывается девушкой? В общем, спасибо вам за такое произведение, написанное правдоподобно и не без юмора, с удовольствием буду читать дальше! happy
 
СеленДата: Четверг, 28.07.2011, 12:42 | Сообщение # 8
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 68
Репутация: 1
Статус: Offline
Дочитала!!Очень понравилось!!Проду!!!
 
Форум » Мастерская фанфикшен » Онгоинги - Ориджинал » "Мой дорогой Автор" (Флафф, Философия, POV, Повседневность, Слэш, иногда юмор.)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright 7Floor © 2017